15
ноября
1975

Тридцать лет на сцене

Театр

Ирину Леонидовну Круподерову — артистку Бийского драматического театра — хорошо знают зрители. Театралы помнят ее умную, интеллигентную Забелину в «Кремлевских курантах» Н. Погодина. Затронула зрителей и судьба женщины, искалеченной жизнью, игуменьи Манефы в спектакле «В лесах за Волгой» А. Печерского, и участь солдатской вдовы в спектакле по пьесе Анкилова.

Актриса лирико-драматического плана, И. Л. Круподерова с удовольствием и полной отдачей играла роли и комедийные, и острохарактерные. Она сыграла их так много — сосчитать почти невозможно. Ей приходилось встречаться с работами разных драматургов, вживаться в различные образы. Это и Любка Шевцова в «Молодой гвардии» Фадеева, и Нила Снежко в «Барабанщице» А. Салынского, и Лариса в «Бесприданнице» А. Островского, и Беатриса в спектакле «С любовью не шутят» Кальдерона и другие.

В связи с юбилеем Ирины Леонидовны редакция газеты попросила ее ответить на ряд вопросов.

— Счастливая ли у вас актерская биография, Ирина Леонидовна? Удачно ли сложился ваш путь актрисы?

— Мне кажется, что очень удачно сложилась жизнь. А повезло смолоду. Играла в основном крупные роли, и хорошей школой для меня стала классика: это и Островский, и Горький, и Шекспир.

— Как вы пришли в искусство?

— Пришла в искусство? Сказать так о себе, мне кажется, немного нескромно. Вначале я просто училась быть зрителем в театре. Смотрела очень много спектаклей, и все они как-то, наверное, повлияли на меня. Еще в школе решила стать артисткой «Артисткой — и все тут!». Это было еще до войны. Увлечение это переросло в настойчивое желание.

В Ростове я не пропускала спектакли с участием В. Марецкой и Н. Мордвинова (в то время театр под руководством Ю. Завадского работал в Ростове-на-Дону, в областном драматическом театре). В году окончила Архангельскую театральную студию, и началась моя работа в театре.

— У вас. вероятно, были и удачи, и неудачи. Какие роли вы считаете основными в своем творчестве?

— Прежде всего это работа в спектаклях «Отелло» и «Укрощение строптивой» В. Шекспира. Это было необыкновенно интересно. Мы много читали, хотелось поставить спектакли интересно, нешаблонно, искали что-то свое в решении образов. (К слову сказать, театральная критика тех лет дала очень хорошие отзывы об этих спектаклях и о Крунодеровой, сыгравшей Дездемону и Катарину. — Е. Н.).

Флора в «Омуте» по Бальзаку, Манефа в «Лесах за Волгой» А. Печерского были необычными для меня. Это не моего Плана роли, но всегда интересно отходить от себя. Из советского репертуара могу назвать Вальку из «Иркутской истории» А. Арбузова и Женьку из «Рассудите нас, люди» А. Андреева. В этих ролях мне нужно было показать образы в развитии, становлении.

— А этот вопрос сложный. Работаете ли вы дома над ролью и как проходит этот процесс?

— Вопрос действительно непростой. Специально я никогда не «сижу» над ролью. Но работа над об разом идет всегда и часто неосознанно. На улице, в трамвае, в магазине. в домашних делах думаешь о каком-то куске роли, спектакле в целом. Мне и на репетицию всегда хочется принести что-то от себя, тогда интереснее работается. Есть, к сожалению, такие актеры, которые от театра требуют, а взамен мало что дают, говоря словами из спектакля «И это все о нем», пасутся в театре. Мне кажется, что такие актеры обкрадывают себя.

— Что вы любите еще, кроме театра? Ваши пристрастия?

— Очень люблю балет. Если по телевидению передают балетный спектакль или концерт, я бросаю все и смотрю. А еще — пристрастие Не пристрастие, но Нравится мне заниматься чисто женским делом — готовить, печь торты, печенье.

— Репертуар у вас богатый, насыщенный. Но, вероятно, какие-то желания не осуществились. Есть и не сыгранные роли-мечты?

— В молодости хотелось сыграть Соню в «Дяде Ване» А. Чехова. К сожалению, мне вообще не довелось играть чеховских героинь. Елена в «Мещанах» Горького, Элиза Дулитл в «Пигмалионе» Б. Шоу. Негина в «Талантах и поклонниках» А. Островского — об этих ролях я мечтала.

— Последний вопрос к вам, Ирина Леонидовна. Как это горько сознавать, но это естественный процесс — теперь пришла очередь молодым актрисам играть Ларису в «Бесприданнице», Нору, арбузовскую Таню. Что бы вы пожелали молодым актерам?

— Не хочется говорить избитыми, потертыми, как медный пятак, словами. Хочу пожелать редкого качества: трепетности во отношению к каждой роли, к театру, какого-то волнения постоянного. И еще. Как это ни парадоксально звучит — больше сомневаться в себе, бояться приступить к новой роли. Банально говорить о маленьких ролях и об отношении к ним, но одно я хочу сказать. Мы актеры, должны помнить, что это обязанность наша — относиться к любой роли так, как будто ты играешь, а «Отелло».

Метки: , ,

И у токаря бывают нелюбимые детали, но он их точит добросовестно, иначе получится брак. Так и в театре. А у нас «брак» в работе развращает зрителя.

Недавно зрители познакомились с новой работой актрисы. В спектакле «Долгожданный» по пьесе А. Салынского Круподерова создает образ Нины, сложный по внутренней линии, по психологической разработке. Она играет Нину мягкой, нежной, любящей матерью и женой, стойкой к испытаниям судьбы.

Я не берусь анализировать работу артистки Круподеровюй в театре, говорить о положительных и отрицательных сторонах ее дарования, да и не в этом смысл этой беседы.

Одно могу утверждать: артистка Круподерова — трудолюбивый и честный художник, сохранивший трепетное Отношение к театру и по сей день.

Хочется пожелать ей и всем артистам нашего театра, чтобы они ра стили и берегли в себе такое отношение, выходили на сцену с единственной целью — доставить радость зрителям. А уж зрители отплатят сторицей.